Банкроты вышли на электронную площадку

На прошлой неделе в России вступил в силу федеральный закон, который устанавливает порядок реализации имущества компаний-банкротов. Теперь его можно продавать только через электронные торги. В тестовом режиме подобные аукционы проводят с прошлой осени. Их оборот уже составил 8 млрд рублей. Теперь он увеличится в разы.

Имущество российских предприятий-банкротов теперь можно продавать только на электронных торгах. Этого требует вступивший в силу федеральный закон (№ 91-ФЗ от 3 мая 2011 года). Каждый год в рамках процедур банкротства назначается около 3,5 тыс. торгов. До сих пор реализовывать банкротное имущество арбитражные управляющие могли двумя способами: или с обычных открытых торгов, или через электронную площадку. Последний способ не был обязательным – его лишь рекомендовали. Но отныне это единственная форма продажи имущества банкротов. Правда, требование закона не касается изъятого из оборота имущества, подлежащего реализации на закрытых торгах. По оценкам экспертов, его доля в общем объеме банкротных активов не превышает 5%.

Чертова дюжина

Министерство экономического развития уже аккредитовало 13 электронных площадок в России. И выбирать продавца можно лишь из них. Крупнейшим является ОАО «Российский аукционный дом» (РАД), где электронная площадка работает с ноября 2010 года. «РАД уже провел 182 банкротных аукциона на сумму 1,64 млрд рублей. А всего в России силами семи крупнейших электронных площадок состоялось 533 банкротных торга. Сумма продаж превысила 8,3 млрд рублей», — сообщили в пресс-службе РАД. По мнению и.о. начальника департамента по работе с залоговым имуществом РАД Александра Агафонова, электронные торги более открытые и доступные для участников. «Правительство РФ выработало единый курс — на электронную форму продаж переводят все виды заложенного, приватизируемого имущества, а также имущество в рамках исполнительного производства. Активы банкротов попали на электронные торги первыми», — пояснил он.

Юристы видят перспективы

Юристы указывают на то, что у электронных торгов есть концептуальное преимущество — они уменьшают человеческий фактор, что позволит снизить злоупотребления и коррупционную составляющую процесса продаж. «Но из-за небольшого числа аккредитованных площадок пока рано говорить о какой-то сложившейся практике. Наверняка на первых порах рынок будет набивать шишки, а участники торгов будут оспаривать результаты продажи в ФАС РФ и в судах. Но в итоге оборот продаж увеличится в разы», — считает партнер юридической фирмы «Дювернуа Лигал» Игорь Гущев.

Прозрачность под вопросом

Потенциальные участники торгов не так единодушны в оценках. Например, главные держатели банкротного имущества — банки — не слишком довольны нововведением. «Банкротное имущество для любого банка — это непрофильный балласт, который усложняет текущую работу. Поэтому банки стремятся побыстрее от него избавиться, используя разные способы. В этой связи электронные торги как новую форму работы можно было бы приветствовать. Но сужение маневра только до уровня электронных площадок вызывает опасение. Бывают сложные схемы структурирования сделок, которые просто одними торгами не завершить», — говорит глава Северо-Западного регионального центра банка «Агросоюз» Сергей Щербаков. С коллегой согласен ведущий эксперт компании Setl City, которая входит в строительный холдинг Setl Group, Владимир Копылов. По его мнению, электронные торги, с одной стороны, позволяют оптимизировать расходы на проведение торгов. Но с другой, они пока менее прозрачны, чем обычные, и оставляют возможность для манипулирования результатом: сговора участников, признания торгов несостоявшимися из-за технических проблем.

Забрать и продать

Только в Петербурге процедуру банкротства сейчас проходят сотни компаний. И судя по всему, кризисные явления и корректировка рынка еще не окончены. А значит, объекты торга будут появляться. По словам директора департамента оценки NAI Becar в Санкт-Петербурге Александра Филиппова, электронные торги особенно хороши для продажи мелких объектов (квартиры, небольшие встроенные помещения, автомобили, оборудование). «Проведение аукционов по каждому из таких лотов просто нерентабельно», — уверен он. «Не все обанкротившиеся компании обладают активами в виде недвижимости, в ряде случаев на торги будут выставлены акции компании-банкрота», — заключил господин Копылов.

Мнение: 

Руководитель корпоративной и арбитражной практики компании «Качкин и партнеры» Кирилл Саськов: 

– Электронные торги — однозначный плюс для рынка. Эти аукционы осложнят жизнь недобросовестным сторонам процедуры банкротства, поскольку они ограничивают возможность осуществить контролируемую продажу имущества в пользу нужного лица по заниженной цене. Прозрачность, открытость и доступность информации о торгах расширит возможность участия в них.

Владимир Кайбышев

Строительный еженедельник