Иностранным покупателям интересны наши активы

– Максим Владимирович, Правительство автономного округа в последние годы занимается приватизацией принадлежащих региону активов. Как организован этот процесс, какие компании проявляют интерес к имуществу округа, и кто занимается его продажей?

– В августе мы отобрали уполномоченных продавцов. Условия конкурса были определены утвержденным в июне постановлением Правительства автономного округа. Критерии отбора компании-продавца чисто математические: сумма начальных цен по продаже имущества за прошлый год, сумма превышений продажных цен над начальными, средний коэффициент превышений и т.п. В конкурсе участвовало пять крупных компаний, в том числе такие известные как ВЭБ, ВТБ и Газпромбанк.

Победил «Российский аукционный дом», результаты работы которого были лучшими среди претендентов. 5 августа был заключен договор, и компания приступила к работе.

Провела презентацию части наших активов для иностранных инвесторов на форуме в Мюнхене, занимается каждым объектом в отдельности: работают с рынком, рассылают презентационный материал.

– Какие активы региона наиболее интересны для потенциальных покупателей?

– На инвестиционном форуме, который не так давно проходил в Москве, участвовали крупные консалтинговые компании Pricewaterhouse, Газпромбанк, Тройка Диалог, к отдельным активам был проявлен интерес. В особенности к акциям «Югрател», решение об условиях приватизации которых уже принято и на конец ноября объявлены торги. Также значительный интерес вызывает приватизация акций ОАО «ГСК «Югория».

– Региональная программа приватизации государственной собственности – это некий незыблемый документ или все-таки он периодически меняется?

– У нас уже вносились некоторые коррективы в программу приватизации. Вообще, по законодательству мы должны издавать программу приватизации в новой редакции.

У нас она была рассчитана на 2011, 2012 и 2013 годы. Сейчас надо готовить на 2012, 2013 и 2014 годы. Основных изменений там будет всего два – исключен из приватизации ЮТЭК, а также один из крупных активов округа, Государственная страховая компания «Югория», включена в программу приватизации и на 2011, и на 2012 годы.

– С чем связано такое решение по ГСК «Югория»?

– Это решение принято по рекомендации «Российского аукционного дома». По тому анализу рынка, который специалисты провели, надо начать приватизацию в 2011 году и установить срок экспозиции в полугодие, чтобы со всей тщательностью отработать с потенциальными инвесторами, которым может быть интересен этот финансовый институт.

– И кто проявляет заинтересованность в покупке этой страховой компании?

– Это, прежде всего, другие страховые компании, различные инвестиционные фонды, иностранные инвесторы и банки.

Некоторые банки развивают это направление деятельности, поскольку кредитование, как правило, сопровождается залогами и их страхованием либо страхованием жизни и здоровья заемщика.

– По какой причине срок приватизации ГСК рассчитан на 6 месяцев?

– Сейчас действуют квоты на участие иностранных финансовых институтов в наших отечественных компаниях. В соответствии с законом РФ еще от 1992 года эта квота по участию в капитале установлена сейчас Минфином РФ в размере 25%, и она практически исчерпана. Все участники рынка ожидают, что в начале следующего года эта квота будет увеличена или отменена вовсе в связи со вступлением России в ВТО.

Это позволит нерезидентам приобретать и участвовать в наших финансовых институтах, и, соответственно повысит эффективность продажи. Мы понимаем, что зарубежные инвесторы готовы предложить гораздо больше за актив, чем отечественные участники.

– Как обстоят дела по продаже птицефабрик, которые находятся в собственности округа. Я имею в виду ЗАО Птицефабрика «Боровская» и ОАО Птицефабрика «Челябинская»?

– Птицефабрики у нас выставляются единым лотом. Поскольку между ними есть различные обязательства как в рамках организации деятельности, есть взаимная задолженность, есть различные поручительства по кредитам друг друга. Чтобы это все не расшивать мы выставляли это единым лотом.

Начальная цена по всем пакетам составляла 5 млрд 84 млн рублей. Дважды проводились торги по этой цене. Мы не меняли условия приватизации. Ранее организация продажи осуществлялась не Российским аукционным домом, а нашим учреждением, и торги не состоялись. Это свидетельствует о том, что оценка, использовавшаяся для этих торгов, не учитывала всех рыночных факторов стоимости. Сейчас она устарела, так как определяла стоимость на 30 марта 2011, а в соответствии с законодательством срок действительности отчета о рыночной стоимости составляет полгода. С ейчас подготовлен новый отчет по рыночной стоимости этих активов. По нему сумма начальных цен составляет 3,5 млрд. рублей. Решение по утверждению условий приватизации будет рассмотрено Правительством автономного округа. В этом году мы намерены завершить приватизацию.

– Если говорить о таких значимых объектах приватизации, как Ханты-Мансийский банк, на Ваш взгляд, после полной продажи акций, не перестанет ли существовать такой известный региональный бренд?

– Сейчас 44,2% банка принадлежит округу. Мы планируем этот пакет продать целиком уже в этом году. Сейчас идет его оценка, которой по нашему поручению занимается «Российский аукционный дом». Наверняка такой актив как Ханты-Мансийский банк будет привлекателен профессиональным участникам рынка. До середины ноября будет принято решение, для того чтобы в этом году закончить его приватизацию.

Что касается бренда, я думаю, что в ближайшие 1,5-2 года ничего не случится.

Вообще рынок банковских услуг достаточно сегментирован и региональный банк, такой сильный как Ханты-Мансийский, имеет целый ряд преимуществ даже перед федеральными сетями. Тем более, что Ханты-Мансийский банк давно работает в нише региональных кредитных услуг и успешно в ней развивается, это обеспечивает ему конкурентное преимущество. Причем не только в нашем округе, но и по Тюменской области.

Он также серьезно вошел в Новосибирскую область, приобрел более 75% Новосибирского муниципального банка.

– То есть бренд ОАО «Ханты-Мансийский банк» может остаться?

– Мы думаем что да, сохранится. Будущий собственник сможет получать больше прибыли, чем, если этот актив вольется в какие-то структуры в качестве филиальной сети.

– В основном российские или зарубежные инвесторы проявляют интерес к активам банка?

– Вообще иностранным покупателям интересны наши активы. В том числе неконтрольные пакеты. На примере Ханты-Мансийского банка мы можем посмотреть, что там участвует в качестве миноритарного акционера Евразийский банк. А отечественных инвесторов интересует больше контрольные пакеты. Поэтому вероятными участниками могут быть кто-то из нынешних акционеров банка, либо кто-то из участников российского рынка, кто имеет соглашение с акционерами на долгосрочной основе. Тут очень сложно прогнозировать. Но мы сделаем все необходимое, чтобы работа по приватизации банка была выполнена добросовестно.

Чтобы этот финансово-кредитный институт и дальше стабильно развивался.

– Каков размер дохода, которую приватизация вносит в годовой региональный бюджет?

– В этом году доходы от приватизации государственного имущества запланированы в размере 6,5 млрд рублей. Думаю, этот план будет выполнен с превышением.

Общие доходы бюджета – 140 млрд рублей.

Так что доля от продажи активов в доходах окружной казны не так велика.

– Существуют ли проблемы по реализации неработающих активов, например, таких как Ханты-Мансийский рыборазводный завод?

– Он не является непосредственно нашим активом и в настоящее время не включен в программу приватизации. Это общество, в котором участвует ГП «Исполнительны дирекция Фонда поколений Ханты-Мансийского автономного округа – Югры». Это общество учреждено предприятием, и предприятие осуществляет все права участника. Сейчас проект пересматривается с участием отраслевого департамента. Эксплуатация в том виде, в каком завод построен достаточно затратна и не учитывает новые требования по энергоэффективности. Помимо этого обсуждаются идеи усовершенствования, внедрения новых технологий. В результате планируется наладить технологическую цепочку, чтобы снизить энергопотребление. Одновременно будет рассматриваться вопрос о привлечении инвестора в рамках существующего законодательства о государственно–частном партнерстве.

– А какова судьба такого актива, как «Полярный кварц»?

– У нас есть соглашение по этому активу с корпорацией «Урал промышленный – Урал Полярный» и Роснано. В рамках этого соглашения создается проектная компания «Полярный кварц», которая займется переработкой, а «Полярному кварцу» остается только добыча. Приватизацию этого актива планируем по программе завершить к середине следующего года. То есть эти акции перейдут в уставный капитал «Урал промышленный – Урал Полярный».

– В собственности округа есть несколько предприятий занимающихся переработкой лесных ресурсов, есть ли перспективы их продажи?

– По лесопромышленным активам главная проблема – то, что они достаточно разрозненные. Югорский лесопромышленный холдинг достаточно консолидированный актив и мы занимаемся его приватизацией.

Что касается предприятий, которые входят в структуру Фонда поколений (Лесопильные заводы Югры и Кода-Лес), то здесь ситуация сложнее. Надо разбираться, восстанавливать документацию, бухгалтерскую отчетность филиалов, потому что она разрозненна и не везде велась должным образом. Югорский холдинг мы рассчитываем приватизировать в 2012 году.

– Что касается перспектив завершения приватизации, то о можно ли говорить о какой-то конкретной дате?

– Мы планируем завершить процесс приватизации основных активов в те три года, которые нам дало правительство РФ.

То есть до 2014 года. Именно в этих временных рамках мы основную работу планируем календарно. Но поскольку у нас есть время

– период до 2014 года, мы посмотрим и, возможно, дополним план приватизации новыми объектами. А на 2014 году, возможно, отодвинем продажу каких-то инфраструктурных объектов. У нас таких только два «Северавтотранс» и «Северрречфлот».

Причина такого решения кроется даже не в том, что они выполняют какие-то социальные функции, а потому что должна быть какая-то адекватная концепция их развития на отраслевом уровне.

Николай Туманов, Новости Югры