Интервью с Андреем Степаненко, Российский аукционный дом

2 июня 2011 года в Санкт-Петербурге состоится второй аукцион антиквариата и предметов искусства Российского аукционного дома. Структура новая, но уже на первых антикварных торгах были установлены рекорды для произведений отдельных художников. В таких случаях публике интересно буквально все: кто такие, как работают, чем лучше? На первые вопросы ARTinvestment.RU ответил Андрей Степаненко, генеральный директор ОАО «Российский аукционный дом».

ARTinvestment.RU: Кто является собственником «Российского аукционного дома», кроме Сбербанка и Фонда имущества Санкт-Петербурга?

Андрей Степаненко: Учредителями Российского аукционного дома в равных долях выступают Сбербанк России, Фонд имущества Санкт-Петербурга и компания «Русский ювелир». Кроме того, 1 процент акций принадлежит Гильдии управляющих и девелоперов, которая объединяет 220 крупнейших девелоперских и инвестиционных компаний из многих городов России.

AI: Предаукционная выставка РАД проводится в Мраморном дворце Государственного Русского музея. Какие у вас взаимоотношения с ГРМ, вы просто арендаторы или сотрудничество более широкое?

А. С.: Смею надеяться, что мы для ГРМ не просто очередной арендатор, а надежный партнер, сотрудничество с которым продлится долгие годы на взаимовыгодной основе. Это уже вторая наша выставка в залах Русского Музея (первая состоялась в Инженерном Замке в декабре 2010). Мы очень довольны тем, как прошли обе выставки, планируем и в дальнейшем проводить свои предаукционные показы в стенах ГРМ. Кроме того, у нас есть долгосрочный договор об оказании Русским Музеем услуг научно-исследовательского характера.

AI: Отсматривают ли эксперты ГРМ лоты вашего аукциона при приеме на торги?

А. С.: Что касается русской живописи, ГРМ является для нас наиболее авторитетной консультационной структурой. Да, безусловно, все значительные произведения русских художников, которые рассматриваются для приема на аукцион, мы показываем специалистам ГРМ, о чем имеются соответствующие заключения. Если эксперты выражают какие-либо сомнения по поводу работы, мы предпочитаем от нее отказаться.

AI: Кто является ведущими экспертами по живописи в РАД? Мнение каких экспертов РАД принимает как основание для осуществления возврата?

А. С.: РАД стремится не допустить того, чтобы у покупателя возникли сомнения в подлинности работы и он захотел ее вернуть. Пока подобных случаев не было. Мы страхуемся всеми возможными способами, многократно проверяем предметы, консультируемся с музейными специалистами, реставраторами, технологами. Мы прислушиваемся ко многим мнениям, но в конце концов делаем свое заключение. Как уже говорилось выше, если есть сомнения — мы предпочтем не выставлять лот на торги.

AI: Расскажите подробнее о вещи с обложки предстоящих вторых торгов. Какой экспертизой обеспечен лот 42 — «Девушки» работы Бориса Григорьева?

А. С.: Это очень интересная работа Бориса Григорьева. Ее дважды изучали специалисты Русского Музея: первый раз, когда подтверждали ее подлинность, и второй раз, когда сравнивали с оригинальным рисунком Бориса Григорьева из журнала «Новый Сатирикон» за 1915 год. По мнению экспертов ГРМ, основой для работы, выставляемой на аукцион, послужил именно этот рисунок из журнала.

Как вы знаете, в последнее время Борис Григорьев стал одним из популярных и покупаемых русских художников на мировых аукционах. Цены на Григорьева растут порой почти неприлично — в два, а то и в три раза, превышая и без того не низкие эстимейты в полмиллиона и более долларов.

Так совпало, что одновременно с нашим предаукционным показом, в корпусе Бенуа проходит великолепная персональная выставка Бориса Григорьева. Там можно увидеть похожие работы из этой серии.

Кстати, у нас будет продаваться не только работа Бориса Григорьева, но и его книга «Расея», вышедшая ограниченным тиражом в Петрограде в 1918. В книгу вошел цикл работ, впервые показанный художником на выставке мирискусников в 1917-м. В 1920-х книга переиздавалась за границей два раза, но самое редкое издание именно то, которое представлено у нас на торгах, — петроградское.

AI: Какие гарантии покупателям предлагает Российский Аукционный дом? И какие условия возврата?

А. С.: Сейчас наши правила в отношении гарантий достаточно строги. У нас богатая история проведения аукционов. Фонд имущества Петербурга продает 1100 лотов в год (недвижимость, акции, земельные участки). Конечно же, юристы компании имеют большой опыт по части хеджировании рисков. А уж после работы с проблемным имуществом Сбербанка и банкротным имуществом — тем паче. Правила проведения аукционов искусства РАД будут корректироваться в будущем. Пока, к сожалению, у нас не отработано законодательство в этой сфере, поэтому как компания мы вынуждены себя защищать. Как и многие другие аукционы, мы придерживаемся правила «caveat emptor» (от лат. «пусть покупатель будет бдителен»), согласно которому покупатель, убедившись в качестве предмета до совершения покупки, впоследствии сам несет ответственность за свой выбор, но, как я уже отмечал, благодаря серьезному подходу к отбору лотов, нам пока удавалось избегать подобных ситуаций. Если они возникнут в будущем, конечно, мы будем стараться урегулировать каждый спорный эпизод отдельно.

AI: Почему сдатчикам выгодно обращаться в Российский аукционный дом? Какие ваши преимущества по сравнению с конкурентами?

А. С.: Во всем мире арт-рынок примерно поровну поделен между галереями и аукционными домами. Они конкурируют, но, тем не менее, существуют в симбиозе. Для продавца предмета преимущества аукциона перед галереей, на мой взгляд, очевидны. Это, в частности, финансовые условия: у нас продавец платит аукциону вознаграждение в размере 10 процентов от «цены молотка», тогда как в галереях комиссия может доходить до 100 процентов. Еще одним преимуществом для продавца является открытость торгов: он может сам присутствовать в зале и видеть, за сколько был продан его предмет. Кроме того, у аукционов, несомненно, больший охват аудитории потенциальных покупателей. Что касается конкуренции с другими аукционными домами, мы просто будем стараться делать все лучше: предлагать лучшие предметы, проводить лучшие показы, обеспечивать лучшие PR-кампании и предпродажные мероприятия. Иначе не имело смысла начинать этот проект. Наша компания обладает всем необходимым, чтобы добиться поставленных целей: сильными учредителями, финансовой базой, профессиональной командой. Мы коммерческая организация, однако не ставим перед собой краткосрочных целей извлечения прибыли. Мы говорим о том, что необходимо сформировать нормативную базу для того, чтобы рынок искусства стал прозрачным и открытым. Но стратегически мы считаем, что в будущем именно аукционы искусства, и только они, будут приносит максимальную прибыль, до 90 процентов дохода РАДа.

AI: Какой инфраструктурой для работы с произведениями искусства располагает РАД (хранилища, лаборатория)?

А. С.: В данный момент Российский аукционный дом размещается в одном здании со своим учредителем — Фондом имущества СПб. Мы располагаем, пожалуй, единственным в Петербурге полностью оборудованным современным аукционным залом, рассчитанным на 160 участников. У нас есть хранилище для живописи и предметов ДПИ, планировкой и оснащением его занималась та же фирма, которая обслуживает ГРМ. Нашей гордостью является лучшая в городе фотостудия для съемки предметов искусства, аналогичной техникой располагает только ГТГ.

Мы очень быстро растем и развиваемся. В ближайшие годы РАД собирается переехать в отдельное здание. Сейчас уже идет завершающий этап проектирования, скоро начнутся строительные работы. Там мы уже точно сможем предоставить нашим специалистам и клиентам лучшую инфраструктуру в своей области. Я считаю эти инвестиции более чем оправданными.

AI: Есть ли у РАД планы проводить торги в Москве? И есть ли планы устраивать предаукционные показы в столице?

А. С.: Мы уже открыли филиал в Москве, а также в Нижнем Новгороде и Новосибирске. Пока основная деятельность ведется в головном офисе в Петербурге, но мы обязательно будем проводить и предпоказы, и торги в столице. Возможно, уже в следующем году.

AI: Планирует ли РАД вводить собственные образовательные программы?

А. С.: Планирует, и мы уже сделали первые шаги в этом направлении.

Сейчас в России наблюдается повышенный интерес к коллекционированию предметов искусства и антиквариата. Люди, имеющие свободные средства, хотят начинать коллекционировать, но не знают, как начать, с чего начать. И наши специалисты консультируют, помогают в выборе. Опыт показывает, что торговля предметами искусства требует самых разносторонних знаний: от истории мировой культуры до экономики, маркетинга, PR, юриспруденции и информационных технологий. И мы можем предлагать такого рода услуги. Не исключено, что в скором времени мы будем проводить лекции для желающих.

На сегодняшний день мы организуем выставки. Не так давно под эгидой РАД прошла выставка художникаАлександра Бенуа ди Стетто в Плёсе в рамках фестиваля «АртМосфера Плеса». И мы достаточно успешно продали работы этого художника на аукционе.

Сейчас в рамках предаукционного показа мы проводим выставку работ Николая Тархова из частной коллекции. Это замечательный русский художник, еще при жизни оцененный, но, к сожалению, после смерти в 1930 незаслуженно забытый.

Таким образом, мы пытаемся воспитывать вкус у начинающих коллекционеров, показывать, как должны выглядеть частные коллекции, учить искусству коллекционирования.


Вопросы задавал Владимир Богданов, AI