«Лечебный шопинг» русских аукционов

У аукционов в России примерно та же репутационная проблема, что и у яхт или современного искусства. Эти слова прочно ассоциируются с какими-то атрибутами «сладкой жизни». И природа этой ассоциации понятна: СМИ охотно информируют нас о проданных шедеврах, торжественных приемах, пафосных торгах и рекордных результатах на заморских «сотбисах» и «кристисах», где счет идет на десятки миллионов долларов. Постепенно складывается стереотип: раз аукцион — то для миллионеров, раз искусство — то баснословные траты (видали, Хёрст-то какой дорогущий!).

Но есть другая жизнь, прикладная. Наши локальные аукционы рады всем покупателям. Пусть порядки здесь более свойские, но жизнь при этом кипит не менее интересная. Конечно, про местные торги нам тоже порасскажут всякого. Особенно красноречивы будут люди, которые на местных аукционах сроду не были, а о жизни судят по саркастической книжке «Как продать чучело акулы за 12 миллионов долларов». В результате некоторые из мифов приобрели фантастическую устойчивость к антибиотикам логики. Вот по этим-то сказкам интересно пройтись дополнительно.

Миф первый: аукционы — развлечение для богатых людей. На самом деле из примерно 90 торгов по живописи, которые ежегодно проводятся в Москве и Санкт-Петербурге, лишь около 15 мероприятий содержат предложения с ценами для богачей. Большинство регулярных аукционов (те же «Гелос»,«Галерея Леонида Шишкина» и др.) опираются на массовый сегмент, в котором предложения доступны в диапазоне 5–50 тысяч рублей. Например, на ближайшем «Совкоме» цены начинаются от 5 000 рублей. Вообще, для того чтобы просто получить удовольствие, может хватить и ста долларов. За эти деньги можно покупать предметы декоративно-прикладного искусства, книги, плакаты, графику. У того же «Гелоса» бывают упрощенные стринги, где цены на все начинаются от 100 рублей и за них можно купить, например, старые художественные альбомы. Хотя в любом книжном новые альбомы стоят от 1500 рублей. Да, это будут предметы, скорее всего, далеко не инвестиционного качества, но для подарка человеку понимающему и для собственного удовольствия — очень даже ничего. А если разонравится — можно точно так же выставить на аукцион.

Миф второй: на аукционах все получается дороже, чем в галереях. На самом деле это скорее редкий случай для наших широт, когда какая-то вещь уходит с боем, с существенным превышением эстимейта. Тут у нас не Лондон. Аукционист не видит наручных часов и ботинок покупателя. Ему важно, чтобы предложенная цена превышала резервную (то есть тот минимум, за который продавец согласен вещь отдать) хоть на рубль. Поэтому не так уж редко на аукционах проходят сверхвыгодные варианты — с ценами, которые не найдешь ни в галереях, ни в мастерских художников. Пусть дилеры и сами художники недовольно ворчат, что, мол, такие сделки разрушают рынок. Но покупателю-то что за печаль? От разовой выгоды — одно удовольствие. Когда в прошлом году на «Шишкине» продали шикарную графику Михаила Ромадина за 42 тысячи рублей, в несколько раз ниже галерейных цен, — разве был кто против? Или потрепанную книжку Казимира Малевича 1920 года «От Сезанна до супрематизма» за 2000 рублей на «Гелосе» в декабре? Вот... сам локти кусаю.

Миф третий: на аукционах царят манипуляции и жульничество. Дескать, вместо честного торга происходит искусственная раскрутка, заинтересованные лица специально вздувают цена на «своих» художников. А честные люди могут пострадать в этой пирамиде.

Все бывает, но примеры таких манипуляций относительно редки. Изящно провернуть такие вещи не просто, а доморощенные «дилеры» практикуют такое не часто. Покупать у самого себя — это дорого и неэффективно. Кроме того, неуклюжие манипуляции с ценами — это верный путь угробить бизнес-репутацию и свою, и своего художника. Даже не самые опытные покупатели вычисляют такие манипуляции на раз. В итоге незадачливые «гагосяны» еще долго будут объектом сплетен, а от «раскрученных» таким образом художников народ будет шарахаться.

Сегодня появляется другая тенденция — покупка «у себя», но не являющаяся никоим образом манипуляцией и жульничеством. Смысл в том, что покупатель, договорившись о цене с галереей или дилером, просит пропустить эту сделку через аукцион. Чтобы у вещи была зафиксированная цена и провенанс. Так и для художника лучше, и для самого владельца. А дополнительных расходов — лишние 10–15 процентов комиссии аукционного дома (думаю, можно и лучше договориться). Такая цивилизованная практика пока еще не является массовой, но умные люди уже так поступают. И уже фиксируются курьезные случаи: недавно цену, предложенную «согласованным» покупателем, на аукционе внезапно перебил другой биддер. Он тоже положил глаз на конкретную вещь, и изначально техническая сделка вынужденно превратилась в состязательную.

Миф четвертый: аукционы — светское мероприятие, требующее знания ритуала. Ну, пьяным до развязности лучше не появляться, но в смокинге — тоже курам на смех, даже на пафосные торги так не ходят. Наши регулярные аукционы далеки от чопорных ритуалов. Дресс-кода нет, человеку в джинсах там вполне уютно. Строго к началу приходить не обязательно, не театр, люди свободно в любое время входят и выходят. Порядок в зале соблюдается, но без фанатизма. Так что новичкам стесняться совершенно нечего, по углам жаться не придется.

Миф пятый: вещи, предлагаемые на аукционах, проходят тщательную проверку на подлинность. Существует иллюзия, что над будущим каталогом торгов, склонив головы, день и ночь работают группы опытных экспертов. Чтобы комар носу не подточил. Иногда это похоже на правду, но чаще контроль намного слабее. Поэтому на аукционах нередко появляются подделки, а также вещи с ошибочной атрибуцией и некорректными описаниями. Не случайно большинство наших аукционов придерживается правила «пусть покупатель будет бдителен» и всячески его подчеркивает. Кроме того, аукционы могут быть заложниками своих предыдущих опрометчивых продаж. Представим себе, что покупатель много лет назад купил на торгах «Краснопевцева по подписи», а потом принес и попросил снова продать тот же аукцион. На каком основании ему отказать? Признать, что несколько лет назад ему продали подделку? Это, конечно, можно списать исключительно на мои домыслы. Но держите в голове и такой вариант. Слепо доверять аукционному отбору точно нельзя.

Незаметно перешел к рекомендациям. Пусть большинству они покажутся банальными, но и ошибки никогда не бывают «умными». Итак:

Крайне нежелательно покупать предметы на аукционе без предварительного личного осмотра. Не стоит доверять даже самым подробным описаниям о состоянии предмета и фотографиям. Чревато большими разочарованиями. Эффектная на экране шпага может оказаться сильно побитой жизнью, плакат или книга могут быть «украшены» плесенью, а симпатичная на первый взгляд вазочка окажется какой-нибудь сахарницей с утраченной крышкой. Неосмотрительность чревата тем, что придется отказаться от оплаты лота (так можно) и подвергнуться санкциям. Короче, лучше заблаговременно посетить предаукционный просмотр, а лишь потом вдоволь торговаться в онлайне или по телефону.

Даже если предстоящая борьба за желанный лот кажется вам безнадежной, сделайте хотя бы минимальную ставку. На удивление, бывает, что именно такие ставки «на удачу» прекрасно срабатывают. Всегда есть шанс, что конкуренты «прозевают» этот лот. Или тоже заранее опустят руки, посчитав, что количество претендентов будет слишком велико.

Не бойтесь делать ставки, даже если не взяли табличку (номерную карточку). Бывает так: пришел только в качестве зрителя, покупать не собирался, регистрироваться не стал. А тут по закону подлости правильная вещь уходит по «вкусной» цене. В этой ситуации надо быть проще и поднять руку. Аукционист при желании вправе принять вашу ставку без всякой таблички. А уж потом регистрационную форму вам, скорее всего, принесет ассистент прямо в зал.

Если сомневаетесь — лучше воздержитесь от ставки. Аукционы в той или иной степени производят качественный отбор. Но все равно, подчиняясь эмоциям и не имея собственных знаний, можно легко накупить всякой мути. Ладно, если еще в сувенирном сегменте, — не страшно.

Разговоры, что на аукцион не стоит соваться новичкам, — это глупости. Новой публике устроители рады, потому что для них это обновление клиентской базы. Но покупать никто не заставляет и в глаза никто не заглядывает. Вообще, к походу на аукцион надо относиться проще. Это же настоящий лечебный шопинг: способ отдохнуть, порцию адреналина получить, зарядиться искусством и голову привести в порядок. Загляните в расписание разных торгов вплоть до мая, сходите куда-нибудь на неделе или в выходные — вдруг понравится?

Владимир Богданов
ARTInvestment 

Прямая ссылка на материал