Первые торги Российского аукционного дома

«Аукцион прошел очень удачно!» — так оценивают эксперты результаты первых торгов предметами искусства, которые провел 9 декабря в Санкт-Петербурге Российский аукционный дом. Продано более 30 процентов лотов, в цене — двойное превышение (46 миллионов рублей).

«Лучше продавалось декоративно-прикладное искусство, хуже — живопись», — заметила в интервью «Голосу России» искусствовед Светлана Честных. В цифровом выражении это выглядит так: 29 произведений декоративно-прикладного искусства против 12-ти картин.

Хитом торгов стало колье конца XIX века знаменитой ювелирной фирмы Фаберже. При начальной цене в 450 тысяч рублей оно было продано за 1 миллион 300 тысяч! Конечно, имело значение то, что украшение принадлежало семейству русских императоров Романовых, в частности Великой княгине Ксении Александровне Романовой, дочери императора Александра III. Голубой лунный камень овальной формы, окруженный алмазами в виде роз, — так выглядит это колье, покоящееся в оригинальном фирменном футляре.

Еще один лот, ушедший по цене, превышающей среднемировой уровень, — парадная ваза начала XIX века «Три бегущие вакханки». Ее автор, Пьер-Филипп Томир — самый знаменитый в мире мастер украшений из бронзы. При стартовой цене в 1 миллион 200 тысяч рублей ваза продана за 4 миллиона 100 тысяч рублей! В Европе произведения Томира никогда не уходили за такие огромные деньги! Возможно, на это повлияло то обстоятельство, что эскиз этой вазы был подписан лично Наполеоном.

«У ценителей живописи были свои предпочтения», — рассказала в интервью «Голосу России» Светлана Честных.

Эксперт с сожалением констатирует, что не продалась картина знаменитого русского художника-мариниста Ивана Айвазовского:

«Возможно, мы немного его переоценили, — говорит Светлана Честных, — наверное, так мы в него были влюблены! Но нас очень порадовал результат продажи картины Александра Бенуа ди Стетто — представителя знаменитой российской художественной династии Бенуа. Художник редкий, особенно на российском рынке, можно сказать, вновь открытый. В России его можно было увидеть только на выставках, в музеях. Здесь он не продавался никогда».

Конечно, Российскому аукционному дому, впервые торгующему произведениями искусства, сложно составлять серьезную конкуренцию таким авторитетным, с давними традициями домам, как Кристис или Сотбис. Да и цели у россиян пока что иные: сделать у себя на родине антикварный рынок прозрачным, пояснила Светлана Честных:

«Мы приложим все усилия, чтобы этот рынок становился прозрачным и цивилизованным, — заверила эксперт. — Ведь аукционная деятельность не ограничивается только продажей. Она подразумевает под собой еще и воспитание коллекционеров. За годы советской власти в России это «сословие» было практически вытравлено. Мы хотим помогать коллекционерам в собирании коллекций, проводить выставки, дать возможность талантливым художникам показать себя на рынке. Надо понимать, что вещь, прошедшая аукцион, приобретает статус, своего рода историю. Один, второй аукцион — и создается история художника, вещи».