Потянет ли «Штиль» Айвазовского на миллион?

Со 2 по 5 декабря 154 лота (из них 59 — живопись, 95 — предметы декоративно-прикладного искусства и ювелирные изделия) можно увидеть в ЦВЗ «Манеж». А 9 декабря они будут проданы с молотка Российским аукционным домом (РАД).

В заснеженном круглом дворе Михайловского замка раскладывали красные ковровые дорожки, вдоль них стояли красивые фонарики, напоминающие факелы. «Вы не знаете, к чему здесь так готовятся?» — интересовались музейные посетители. И, узнав, что в замке открывается выставка, предшествующая аукциону русского искусства, уважительно кивали.

На пороге Георгиевского зала, где разместилась выставка, гостей встречали Наташи Ростовы в воздушных белых платьях стиля ампир и «гусары» в шитых золотом мундирах, которые должны были создать атмосферу прошлого. Не очень удалось, по-моему. Платья стиля ампир ну никак нельзя надевать вместе с туфлями на шпильках — допустимы только балетки! Но это, конечно, мелочи. Главное — произведения искусства, которые предлагаются к продаже, а там есть на что посмотреть. 

Гордость организаторов — картина Ивана Айвазовского «Штиль», первоначальная стоимость которой составляет 24 — 27 миллионов рублей. Вообще с тех пор, как в 2004 году на аукционе «Кристи» полотно Айвазовского «Исаакиевский собор в зимний день» было продано по цене, превышающей миллион фунтов стерлингов, спрос на его пейзажи значительно превышает предложение. И, как шутят организаторы, ни один уважающий себя аукцион не обходится без Айвазовского. 

Андрей Ургант, который позировал фотографам на фоне этого самого дорогого лота, рассказал корреспонденту «Вечёрки», что тоже порой покупает картины. «Нет, конечно, на подлинного Айвазовского не потяну! Только на копию. Но покупать копии как-то не хочется. Я покупаю картины иногда на улицах. Руководствуюсь своим вкусом». 

К сожалению, у музеев до сих пор не так много возможностей пополнять свои коллекции на аукционах — все упирается, конечно, в деньги. Но сейчас хотя бы этот путь для музейщиков стал легальным. А ведь еще недавно можно было схлопотать выговор за «самоуправство». Так случилось с директором Русского музея Владимиром Гусевым, когда он не смог удержаться и приобрел на одном из крупнейших мировых аукционов портрет князя Гагарина кисти Ореста Кипренского. 

Кстати, аукционные дома порой идут навстречу покупателю, если в этой роли выступает какой-нибудь авторитетный музей. Вот и представители Русского аукционного дома сняли с торгов один из лотов, приглянувшихся Павловскому музею-заповеднику, — набор рюмок из прозрачного стекла, изготовленных в начале XIX века на Императорском стекольном заводе. И хотя РАД и, конечно, владелец рюмок потеряли в деньгах, зато очень выиграли в престиже. Ведь такой клиент — честь для продавца. 

Один из интереснейших разделов выставки — ювелирные украшения. Казалось бы, в современной России уже давно ничего не осталось от прежнего великолепия. Но до сих пор еще всплывают потрясающе красивые вещицы, обладающие также мемориальной ценностью. 

Среди лотов предстоящего аукциона немало драгоценностей, связанных с домом Романовых. Например, несколько принадлежавших великой княгине Ксении Александровне, родной сестре императора Николая II: дивной красоты колье с лунным камнем и подаренный ей супругом в честь рождения сына Андрея браслет с цифрами (датой рождения ребенка) работы знаменитого Фаберже. 

Есть также портсигар (портсигары от Фаберже, как и пасхальные яйца, являются предметом охоты коллекционеров). С портсигаром связана история, о которой рассказала эксперт РАД Светлана Честных. Дело в том, что на самой вещице не было клейма мастера, а имелся лишь номер пробирной палаты. Специалисты антикварного дома нашли на портсигаре процарапанный инвентарный номер и обратились за консультацией к правнучке мастера Татьяне Фаберже, живущей в Швейцарии. В ее архиве сохранились товарные книги, в которых фигурирует номер, стоящий на портсигаре. Конечно, когда авторство знаменитого Фаберже было подтверждено, портсигар сразу вырос в цене — к радости владельца. 

По словам Андрея Степаненко, торги пройдут в помещении Русского аукционного дома. На вопрос журналистов, не было бы более логичным провести аукцион в Москве, где, вероятно, гораздо больше состоятельных людей, г-н Степаненко ответил: «По моему мнению, аукцион такого уровня должен пройти непременно в Санкт-Петербурге. Да, деньги в основном сосредоточены в Москве, но культура — в Петербурге». 

 

Зинаида Арсеньева

Вечерний Петербург