Сделка с правосудием

Российский аукционный дом осваивает новый вид торгов.

В Петербурге состоялся эксперимент по продаже с торгов нечестно нажитого имущества. В обмен на это преступники могут рассчитывать на условный срок. Если найдется покупатель.

В сентябре Российский аукционный дом (РАД) впервые в российской практике продал по договору поручения имущество, нажитое преступным путем. Суть нововведения в том, что виновные в совершении уголовного преступления могут на торгах добровольно продать свое имущество, чтбы расплатиться за нанесенный ущерб и смягчить себе наказание.

Особое поручение

Как рассказал «ДП» первый заместитель гендиректора РАД Константин Раев, на первые торги попали две квартиры и две машины общей стоимостью 8 млн рублей. Имущество принадлежало участнику международной хакерской группировки, которая похитила $10 млн у международной платежной системы. Сторону потерпевшего в уголовном разбирательстве представляло адвокатское бюро «Егоров. Пугинский. Афанасьев и партнеры». Вместе с РАД адвокаты проработали ситуацию и решили прибегнуть к торгам. Превышение по цене в ходе аукциона составило 30%. «Поскольку квартиры юридически чистые, не под арестом и продаются добровольно, покупатели не ждут дисконта», — объяснил успех первых торгов Константин Раев. Все вырученные средства перечислены потерпевшей стороне. А раскаявшемуся хакеру, который добровольно продал нечестно нажитое имущество, суд смягчил наказание до условного, хотя ему грозил срок лишения свободы до 6 лет. В октябре РАД выставит на торги имущество еще одного хакера в Новосибирске.

Имиджевый проект

«За рубежом Россию часто называют страной, в которой невозможно добиться справедливости. Но данный прецедент показывает, что правильные судебные решения в России не только выносят, но и фактически исполняют», — заявил управляющий партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Илья Никифоров.

С коллегой согласен управляющий партнер юрфирмы «Дювернуа Лиагал» Егор Носков. «Подобные торги позволят как минимум избежать подозрений в продаже активов аффилированным лицам по заниженной стоимости», — говорит юрист. В свою очередь руководитель практики по недвижимости и инвестициям компании «Качкин и Партнеры» Дмитрий Некрестьянов указывает, что в рамках расследования преступлений экономического характера часто на стадии следствия накладывается арест на все имущество подозреваемого, что препятствует его отчуждению. «Поэтому нет уверенности, что инициатива сможет ужиться с российской правовой реальностью», — говорит он. Сомнения коллеги разделяет директор департамента оценки NAI Becar в Санкт-Петербурге Александр Филиппов. «Нужно понимать, что не многие люди, узнав об истории квартиры, захотят ее приобрести. Скорее всего, они будут негативно реагировать на информацию о том, что, например, квартира была под арестом или принадлежала представителю криминальных структур. Такие объекты нужно продавать с большим дисконтом. Он должен быть таким, чтобы, даже оценив риски, люди пошли бы на покупку.

Наталья Ковтун
Деловой Петербург